Игровая зависимость и психические или поведенческие патологии

Согласно исследованию в случае с пациентами, страдающими патологической склонностью к азартным играм, наличие еще одной психической патологии по данным Erbas B., и Buchner U.G. (2012), составляет 93%. То есть игровой зависимости почти всегда сопутствует та или иная психическая или поведенческая патология.


Патологическое влечение к азартным играм наиболее часто сочетается с:


- Аффективными расстройствами. Патологическая склонность к азартным играм и аффективные расстройства часто идут рука об руку (Cunningham-Williams R. M. et al., 1988; Becona E. et al., 1996). Распространенность депрессивных расстройств колеблется в пределах от 50 до 75%, гипоманиакальных и маниакальных – от 38 до 8%, соответственно (McCormick R.A. et al., 1984). Специалисту следует знать, что примерно у 2/3 пациентов манифестация депрессивного эпизода предшествовала формированию патологического влечения к игре. Согласно данным Grant J.E., Potenza M.N. (2004), для патологических игроков характерно сочетание дистимии и эпизодов глубокой депрессии. Пациенты использовали азартные игры в качестве антидепрессанта, для того, чтобы справиться с дистимией, почувствовав азарт, возбуждение и радость победы, возникающую при участии в азартных играх. Затем, по мере прогрессирования включения в игру и последующего проигрыша, у пациента наступает депрессивный эпизод в связи с финансовыми, межличностными и профессиональными проблемами, возникшими в результате проигрыша.


- Тревожными расстройствами. Распространенность тревожных расстройств колеблется в пределах от 9 до 60,3% (Grant J.E., Potenza M.N. 2004). Фобическое расстройство выявлено в 52,2% случаев, паническое расстройство в 21,9% случаев, а генерализованное тревожное расстройство в 16,6% случаев (Petry N.M. et al., 2005). В исследовании пациентов, страдающих от игровой зависимости, было установлено, что 64% из них перенесли различные психологические и эмоциональные травмы, 40,5% - физические травмы и ранения. Сексуальное насилие различной степени тяжести в детстве и юности пережили 24,3% будущих игроков. В целом женщины-игроки, обратившиеся за помощью по проводу проблемы с азартными играми, значительно чаще подвергались травмам, чем мужчины-игроки (Erbas B., Buchner U.G., 2012). У 15,5% патологических игроков имеется признаки посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).


- Злоупотреблением/зависимостью от алкоголя и психоактивных веществ. У 66,4% патологических игроков на протяжении жизни диагностировалось злоупотребление психоактивными веществами, включая алкоголь, или синдром зависимости (Kausch O, 2003).


- Обсессивно-компульсивным расстройством. Распространенность колеблется в пределах от 1 до 20% (Grant J.E. et al, 2004).


- Синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). До 40% пациентов имели данное расстройство в анамнезе (Black D.W., Moyer T., 1998). Причем установлено, что пациенты, которые сохраняют симптомы дефицита внимания и гиперактивности в зрелом возрасте, имеют более тяжело протекающую игровую зависимость, по сравнению с теми пациентами, у которых признаки СДВГ исчезли по мере взросления.


- Различными расстройствами личности. Ряд исследований сообщают о высоких показателях коморбидности игровой зависимости с расстройствами личности. Эта распространенность примерно сопоставима с распространенностью данных расстройств среди психиатрических пациентов в целом. Согласно Cunningham-Williams R.M. et al. (1998), у 42% патологических азартных игроков выявлено то или иное личностное расстройство. Чаще всего у игроков выявляется антисоциальное, пограничное и нарциссическое личностное расстройство. Также чаще, чем в популяции, встречается обсессивно-компульсивное личностное расстройство, тревожное (избегающее) и зависимое расстройство личности.


- Высокой суицидальной готовностью и суицидальными попыткам в анамнезе. По данным Frank M.L. et al. (1991), Petry N.M. et al. (2002), Thompson W.N. et al. (1996), наличие суицидальных мыслей признают от 32 до 70% пациентов. У 13 – 40% патологических игроков имеются суицидальные попытки в анамнезе.

По данным ряда исследователей, у лиц с патологической склонностью к участию в азартных играх намного чаще, чем в популяции, встречается злоупотребление/зависимость от алкоголя и психоактивных веществ, как текущее, так и в анамнезе, - в пределах 64–66,4%. В целом, для патологических игроков характерен высокий уровень употребления ПАВ (Kausch O., 2003; Black, D. W., Moyer, T., 1998; Lesieur H.R. et al., 1985). Зависимые от ПАВ проблемные игроки имеют больше хронических проблем со здоровьем, чаще совершают попытки самоубийства и имеют больше конфликтов с родственниками и членами семьи, чем игроки, не зависимые от алкоголя и наркотиков.


Значительная часть пациентов продолжает употреблять ПАВ и алкоголь даже во время проведения обследования, лечения и реабилитации по поводу зависимости от игр. При этом игроки не склонны предъявлять жалобы на проблемы, связанные с употреблением химических веществ (Kausch O. , 2003). Проведенное в Московском НПЦ наркологии ДЗМ исследование показало, что среди 177 обследованных мужчин, страдающих зависимостью от азартных игр, 94 пациента имели сочетанную зависимость (55 – алкогольную зависимость, 39 – зависимость от опиоидов), 43 пациента страдали коморбидной патологией (Sch), и лишь у 40 человек игровая зависимость выступала как не осложненная (Бузик О.Ж., 2008). Исходя из вышеизложенного, представляется важным ранняя диагностика и выявление признаков химической зависимости у лиц, первично обратившихся к специалисту по поводу имеющихся у них проблем с азартными играми.